Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти

0
21

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти

Андрей Киреев, журналист сайта РИА Новости Крым

30 октября 1941 года после прорыва в Крым с территории Украины дивизии вермахта под командованием генерала Манштейна приступили к штурму Севастополя — началась вторая героическая оборона города, продолжавшаяся 250 дней. Сегодня участников тех событий остались единицы. Впрочем, многие ушедшие на покой бойцы продолжают жить в памяти родных и близких.

Как пример защитников Севастополя повлиял на их сыновей, внуков и правнуков, выяснял корреспондент РИА Новости Крым. 

Человек уникальной судьбы

Удивительных историй времен Великой Отечественной войны можно найти немало. Есть же истории поразительные. 

«Судьба краснофлотца Владимира Ивановича Потапова уникальна тем, что ему посчастливилось выжить и выбраться из таких переделок, что диву даешься, особенно в июле 1942 года. Таких случаев, чтобы кто-то выбрался из-под скал у 35-й батареи и вышел к партизанам, как все тогда пытались, я больше не знаю. Поговорите с его семьей», — дал совет заместитель начальника экскурсионно-просветительского отдела музейного комплекса «35 береговая батарея» Степан Самошин.

Владимир Потапов был призван на флот еще до войны – в 1939 году. Увольнению помешала агрессия фашисткой Германии. К началу обороны Севастополя служил комендором (матросом-артиллеристом) на 10 береговой батарее (в районе поселка Орловка), после — на 30 береговой батарее. Последние недели обороны провел на 35-й батарее, принимал участие в подготовке ее подрыва, чтобы не досталась врагу. Чудом не погиб и избежал плена – после захвата последнего оплота севастопольской обороны под скалами вместе с товарищем сумел пробраться к партизанам. С освобождением Крыма вернулся в регулярные войска и продолжил бить врага в Румынии и Болгарии. Награжден боевыми медалями и орденами. 

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым. Андрей Киреев
Портрет участника второй героической обороны Севастополя Владимира Потапова времен войны

Вот как сам Владимир Иванович описывал последние дни на 35-й береговой батарее летом 1942 года: «Обозленные немцы, потеряв надежду взять защитников батареи живыми, решили применить дымовые шашки и удушить находящихся в батарее бойцов. Шашки были зажжены в машинном отделении главного входа. Дым стал распространяться в левый командный пост, где находились все защитники. Старший лейтенант Градун дал мне приказ найти место, где просачивался дым и ликвидировать очаг опасности. Бросившись в потерну и пройдя несколько метров, я столкнулся с людьми, бежавшими мне навстречу, и остановлен шофером Наташей Величко. Она крикнула: «Там не пройдешь, газы», – и отдала свой противогаз (единственный на всю батарею). В противогазе я забрался по трапу наверх к главному входу потерны и с трудом задраил люк, так как он был поврежден и никак не закрывался. Обессиленный, я тут же упал и лежал какое-то время. Придя в себя, я спустился опять в потерну и увидел такую картину: большинство находившихся там лежали без сознания, угорев от дыма. Найдя двух бойцов, которые были в состоянии двигаться, мы стали пороховыми пеналами доставать из батарейного колодца остатки воды и приводить в сознание людей. Так, переходя от одного к другому, мы подняли всех… Тогда старший лейтенант армейской службы Буянов, сняв со своей груди орден «Красная звезда», прикрепил его мне и сказал: «Эта звезда спасла мне жизнь – видишь, один из ее концов сплющен пулей, – пусть же и тебе она сохранит жизнь за то, что ты сегодня спас жизнь своим товарищам». Долго берег я этот орден (№ 25923), пронеся его через все невзгоды войны и часто, сидя на перевале в партизанской землянке, я доставал его и вспоминал своих боевых товарищей». 

После войны Потапов передал боевой орден в музей героической обороны и освобождения Севастополя, и музейные работники смогли найти родственников владельца награды.

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым. Андрей Киреев
Наградной лист комендора Владимира Потапова

Достойные потомки

Разговор с сыном участника обороны Севастополя Сергеем Владимировичем состоялся у него на работе — небольшой севастопольской гостинице в районе Стрелецкой бухты. Почти всю свою жизнь он посвятил службе Отечеству. Отчасти на этот выбор повлиял пример отца. Такую же судьбу выбрал и его сын Егор – ныне майор российской армии.

По словам Сергея Владимировича, в семье о войне отец практически не говорил. Истории об обороне Севастополя можно было услышать только во время встречи с бойцами 10-й береговой батареи, которые каждый год приезжали в город на День Победы. 

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым. Андрей Киреев
Сын участника второй героической обороны Севастополя Владимира Потапова Сергей Владимирович

«Я тогда был совсем еще ребенком, и, сказать по правде, не очень интересовался темой войны. Но отчетливо помню, как отец и его друзья плакали, вспоминая о погибших товарищах», — отметил Сергей Владимирович.

Из этих встреч сын Владимира Потапова не запомнил каких-то боевых историй, воспоминаний об ужасах и бедах войны. Детская память акцентировала внимание на других моментах. 

«Отец и его товарищи – были здоровые крепкие мужики. Дело в том, что на батареи не брали хилых ребят. Орудия могли работать не только благодаря электричеству, но и приводиться в действие вручную. А чтобы носить снаряды, поворачивать башню нужна была огромная сила. И как-то раз, было это перед войной или во время обороны Севастополя уже не помню, но на Северную сторону через бухту переправили половину свиньи для батареи. А машина по какой-то причине не приехала, и парень, который встречал ее, закинул ее на плечо и понес на батарею. Может, свинья и была не большой, но все равно 80 или 100 килограммов пронести такое расстояние пешком сможет далеко не каждый. Эта история очень сильно смешила отца и его друзей», — подчеркнул Сергей Владимирович.

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым. Андрей Киреев
Фото из архива Сергея Потапова, на котором участники обороны Севастополя стоят у памятника на месте 10-й береговой батареи

Наверное, она вспоминалась не так радостно в партизанском отряде, когда из-за голода приходилось варить ремни и голенища сапог. Но все эти истории вскользь, как бы между прочим. Говорить о каких-то «темных пятнах» войны вообще не свойственно мужчинам, считает он.

«Человек привыкает ко всему, даже к войне. А вот на женщинах, которые «варились» в том котле, война оставляет более глубокий отпечаток. Моя мама и бабушка во время обороны Севастополя были в городе. Они рассказывали, как прятались во время бомбежек в пещерах Лабораторной балки. Но самый большой ужас они пережили во время эвакуации – они как раз попали на последний рейс «Ташкента» (лидер эскадренных миноносцев), который увозил из Севастополя панораму (части картины Рубо, посвященной первой обороне города в 1854-1855 годах). По их словам, нет ничего страшнее, когда на тебя пикирует немецкий бомбардировщик. К счастью, корабль затонул уже в гавани Новороссийска. А потом был пеший переход до Баку, и переправа по Каспию в Узбекистан», — пересказал воспоминания родных Сергей Владимирович.

В семье Потаповых до сих пор хранится швейная машинка «Зингер», которая пережила оборону Севастополя, была эвакуирована вместе с семьей под Ташкент, а после вернулась домой.

Сын Владимира Потапова признает, что война оставила глубокие раны на всей его семье. Во Владимире Ивановиче они проявлялись в отношении к жизни. «Он и его товарищи, наверное, вообще люди того поколения иначе относились к жизни. Даже не могу так сразу подобрать слова – серьезней, жестче, четче, конкретней, ответственней. Они держали слово, были по-деловому требовательны», — отметил он.

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым
Групповое фото ветеранов 10-й батареи

Владимир Потапов, пережив многочисленные бомбежки и перестрелки во время войны, трагически погиб в ноябре 1996 года, вместе с женой отравившись угарным газом в своем доме.

Солдат бессмертного полка

9 мая по сложившейся годами традиции Сергей Владимирович с друзьями и семьей едет на Сапун-гору – ключевую точку Севастополя, штурм которой весной 1944 года ознаменовал конец немецкой оккупации. Последние годы он вместе с сыном принимает участие в акции «Бессмертный полк». Мужчина несет в руках портрет своего молодого отца в тельняшке и бескозырке с надписью «Черноморский флот». Иногда вместе с ними в строю проходит пятилетний внук Ярослав, который уже без запинки поет «Легендарный Севастополь» и прекрасно понимает, кем был его прадед. 

«Когда я был ребенком и позже почему-то не расспрашивал отца о войне. Только с годами понимаешь, что стоило поговорить об этом. Но время уже не вернуть», — сетует сын участника обороны Севастополя и признается, что жителям мирного времени пытаться понять войну сложно, но обязательно нужно, чтобы она не повторилась. 

Выжили в аду: как защитники Севастополя продолжают жить после смерти
© РИА Новости Крым
Владимир Потапов во время службы в армии

Интересуюсь у сына защитника города — за что воевал его отец: за жизнь, за Сталина, за Родину?

«Он очень уважительно относился к Сталину, несмотря на разоблачение культа личности, но в бой шел не за него. За жизнь, думаю, тоже нет, мне кажется, во время боя чувства самосохранения притупляются. Он воевал за Родину в самом широком смысле этого слова», — ответил Сергей Владимирович.