Вслед за «патриотами» о скорой войне заговорили даже отечественные либералы

0
13

Готовность к большой беде

«Война начнётся летом 2019-го, готовьтесь!» Когда подобное провозглашает Владимир Жириновский, да ещё в эфире федерального телеканала, все, вроде бы, понимают,что особо пугаться не след. Это же Жириновский. Делите сказанное им на сто! Но если аналогичные предостережения одновременно озвучивают политики с противоположного фланга, несистемные оппозиционеры Михаил Касьянов и Андрей Илларионов, становится, откровенно говоря, не по себе. Чтоб им петь в унисон с Жириновским, повод должен быть веским.

Не было никогда такого, чтобы бывший советник президента России Андрей Илларионов диаметрально менял свою позицию по принципиальному вопросу в течение какой-то недели – за то его и уважают даже оппоненты. А тут вдруг такое. 15 ноября в интервью киевскому «Главреду» он заверяет: прекратите нагнетать жути, никакой войны ни с Украиной, ни с кем-то ещё в ближайшие годы не будет. Мол, чтобы воевать, нужно поставить под ружьё уйму народа: «Для реализации сценария «танки на Киев», для завоевания, оккупации, удержания под контролем России, пусть даже на короткое время, левобережной Украины вместе с Киевом необходима военная группировка численностью не менее миллиона человек». У Москвы такого ресурса «не было и нет». В лучшем случае наберётся раз в 10 меньше. Какая война в таком случае, о чём вы?! Но уже 28 ноября Илларионов заявляет принципиально иное: «Керченский инцидент» может стать детонатором полноценной войны с Украиной. Не случайно Илларионов сравнил инцидент с тремя украинскими военными кораблями (подробности на с. 4) с событиями ноября 1939 года – с так называемым Майнильским инцидентом, «использованным Сталиным в качестве предлога для нападения СССР на Финляндию». Правда, Илларионов не считает, что это он «переобувается в воздухе», то заявляя о невозможности вести войну, то, напротив, доказывая, что она скоро начнётся. По его словам, это у Кремля «изменилась позиция между 22 сентября и 15 ноября».

«Военная операция пойдёт за днепровскую воду»

Вот и бывший премьер Михаил Касьянов, один из лидеров несистемной оппозиции, заявляет о том, что хотя Кремль «не хотел конфликта в Керчи», тем не менее «готовится к большой беде» и будущее страны, таким образом, «определится до конца 2019 года». Другими словами, вой­на может начаться в наступающем году. Как явствует из сказанного Касьяновым – вопреки воле Кремля, который явно не настроен ни с кем воевать. А вот Илларионов, напротив, считает, что для войны у Москвы имеется веский повод. «Зачем в Азовском море концентрируют огромную десантную флотилию, а в Приазовье и Крыму – отборные войска? Для какой операции? Кремлю нужны не Бердянск с Мариуполем, они лишь отвлекают внимание от настоящей цели. Кремлю нужны Таврийск и Новая Каховка. Плотина Каховской ГЭС. Исток Северо-Крымского канала. И, естественно, всё его русло – вплоть до Перекопа». «Без мощного потока днепровской воды Крым экономически обречён, – поясняет Илларионов. – Военная операция пойдёт за днепровскую воду, за её беспрепятственное поступление в Крым».

В доказательство своих заключений, которые могут показаться слишком надуманными, Илларионов приводит хронологию второй половины ноября. 15 ноября президент России впервые заявил о бессмысленности «нормандского формата», а 18-го он побывал в Псково-Печорском монастыре у своего бывшего исповедника Тихона Шевкунова – возможно, получал у него благословение, считает эксперт. С 19 по 21 ноября состоялся ряд встреч Верховного главнокомандующего с руководством армии и ВПК. А 22 ноября в прессе появилось сообщение об учениях Каспийской флотилии, во время которых «отрабатывались ответы на угрозы со стороны украинских диверсантов в Крыму». Следует отметить, что президент Украины Пётр Порошенко отменно подавал реплики своему российскому коллеге: 26 ноября по великому множеству украинских телеканалов показали его интервью, где он заявлял открытым текстом: «Я хочу, чтобы никто не думал, что это игрушки. Страна находится под угрозой полномасштабной войны с Россией». Можно сколько угодно иронизировать над введением военного положения в половине украинских областей без ограничения торговли со «страной-агрессором», а также миллионных потоков трудовых мигрантов. Но военное положение тем не менее введено.

Вслед за «патриотами» о скорой войне заговорили даже отечественные либералы

Средства массовой информации со ссылкой на заявления властей Турции сообщили, что Анкара увеличила размер ввозных пошлин на товары из Соединенных Штатов.

Олег ЖДАНОВ, украинский военный эксперт:

– Из Донецка и Луганска в последнее время звучат голоса, что неплохо бы расширить народные республики до границ Луганской и Донецкой областей. Новые главы ЛНР и ДНР популярности в народе не снискали, и их победа на выборах для многих сомнительна. Есть искушение просто и быстро добиться народного признания – двинуть напролом, а там – как нелёгкая вывезет. Помнится, Наполеон учил, что главное – ввязаться в драку. Вот и считаем. У ополченцев от силы 50 тыс. штыков. У ВСУ с резервистами – 365 тыс. на Украине и 120–150 тыс. – «на передке». Отражать атаку при соотношении один к трём ополчение может, но наступать – никогда. Начнут наступление – вынудят Россию вмешаться. И на сей раз это уже будет прямое военное вмешательство, а не «их там нет». Вот и повод к войне.

«Захотят есть младенцев на завтрак – им подадут и младенцев»

Обычно в моменты обострения российско-украинской братской дружбы Белый дом реагирует максимально жёстко. И поэтому нынешняя реакция Вашингтона на керченские события вызывает недоумение, считает Андрей Илларионов. «Реакцию Дональда Трампа трудно назвать иначе, чем зелёным светом возможной российской агрессии, – недоумевает эксперт. – Трамп заявил, что ему не нравится происходящее: «В Европе тоже не в восторге, они тоже над этим работают. Мы все вместе работаем над этим». Но в чём же причина столь вялой реакции наших заокеанских «партнёров»? «Для США обострение ситуации в Чёрном море выгодно с точки зрения противодействия газпромовским «потокам», – поясняет востоковед Анатолий Несмиян. – Против «Турецкого потока» аргументов почти нет, поэтому они играют против него опо­средованно в Сирии. Но если акватория Чёрного моря становится рискованной с точки зрения военного конфликта, то Европа должна будет задуматься о рисках поставок газа по столь токсичному маршруту». Хотите повоевать? Начинайте, одобряет «вашингтонский обком», мы не против. Американцам остаётся дождаться, когда полыхнёт, чтобы тыкать носом европейцев: а мы же вас предупреждали, что с Москвой никаких дел иметь не следует. Да, их газ дешевле, но ведь они агрессоры!

И, похоже, в Москве понимают, с чем связана удивительно мягкая позиция Трампа касательно украинской военно-морской вылазки. «Киевские власти активно продают антироссийские настроения, и всё им сходит с рук, – президент Владимир Путин удачно использует язык ярких образов. – Если завтра они захотят есть младенцев на завтрак, им, наверное, подадут и младенцев. Это очень близорукая позиция». А далее президент говорит уже открытым текстом: когда сойдёт политическая пена, украинский народ даст оценку руководству страны, как грузинский народ дал оценку Михаилу Саакашвили. На что намекает Путин? На то, что Порошенко неизбежно пойдёт по стопам Мишико и развяжет войну? Так и есть, полагает Анатолий Несмиян, «отсюда и нарастающий уровень обострения. На таком фоне война или скорее короткий, но ожесточённый пограничный конфликт перестают быть неприемлемыми». Порошенко вынужден идти на обострение, ему нужно создать неприемлемую угрозу для Путина, вынуждая того атаковать, как вынуждает начать драку первым шпана из подворотни.

Скорее всего будет так: в преддверии заседания «двадцатки» или во время её работы Порошенко повторит прорыв украинской «флотилии» под Крымским мостом. Только на этот раз украинским военным дадут приказ отвечать, убеждён Несмиян. «Тогда градус конфликта выйдет на самый горячий уровень. Киев вынужден идти ва-банк, до выборов времени остаётся мало, и есть риск лишиться газового транзита. Германия явно оттесняет Украину от российского газового потока. А Украина остро нуждается в притоке валюты, и сложное положение вынуждает её обострять игру».

Вслед за «патриотами» о скорой войне заговорили даже отечественные либералы

Бывший футболист сборной Аргентины Диего Марадона готов заплатить 300 тысяч песо ($10 тыс.) за информацию о человеке, распространившем слух о его смерти.

Николай АЗАРОВ, бывший премьер-министр Украины:

– Неужели вы сомневаетесь в том, что люди, которые ради захвата власти расстреляли на майдане своих собственных соотечественников, теперь, ради сохранения этой власти, побоятся развязать вооружённый конфликт с Россией?! У меня таких сомнений нет. Обратите внимание: Порошенко больше не дожидается санкций от своих западных хозяев, он действует на свой страх и риск, и действует жёстко, наплевав на то, как его действия воспримут в Вашингтоне или Брюсселе. На кону – власть. Порошенко тянул пять лет, опасаясь наступления, но теперь ему не отвертеться.

«Первую кровь» прольют в декабре?

Записной критик либералов Жириновский отмерил миру ещё как минимум полгода – начала войны, повторимся, он ожидает будущим летом. Но либеральная «Новая газета» с ним не согласна: свежая статья авторства военкора Павла Фельгенгауэра называется «Первая кровь возможной зимней войны». А зима уже у нас на пороге. И хотя либерал Фельгенгауэр предпочитает именовать её «ограниченной операцией по вытеснению Украины с побережья Азовского моря с захватом Бердянска, Мариуполя, а может быть, и Мелитополя и установлением сухопутного коридора в Крым», сути это не меняет. Ещё один либерал вслед за Илларионовым и Кась­яновым заговорил о неизбежном, приводя конкретные даты и называя конкретные цели.

Но кому же либералы прочат победу в грядущей войне с Украиной? Фельгенгауэр расценивает итоги конфликта как «пятьдесят на пятьдесят». Мол, взять Мелитополь будет «так же сложно, как сирийский Алеппо». А ведь у России, намекает военкор, на такой случай найдутся «специалисты с опытом сирийской вой­ны, которые брали Алеппо, Гуту и умеют использовать тяжёлые огнемёты «Солнцепёк». Фельгенгауэру поддакивает украинский военный эксперт Андрей Клименко: «Декабрь наиболее удачный период для начала военного наступления. Ударят первые заморозки. Осенняя грязь застынет, что позволит военной технике вести активные наступательные действия. Есть месяц времени, чтобы прорвать оборону противника, занять новые рубежи и закрепиться на них до начала снегопадов и морозов». Как видим, промедление исключено.

Ну а объявленное Киевом военное положение – отменный предлог для того, чтобы сделать ход. К слову, прежде чем его объявить, майданщики как-то подозрительно синхронно вывезли свои семьи за границу. Может быть, это просто совпадение, но в одночасье в Лондоне оказались «бумажник» Петра Порошенко – бывшая глава Нацбанка Валерия Гонтарева с сыном и дочки премьер-министра Владимира Гройсмана, Юлия и Кристина. Ну а дочери Петра Порошенко и его младший сын перебрались в Англию ещё в прошлом году, а недавно купили там недвижимость. Странный выбор – Лондон, не Америка и не Германия, хотя именно Берлин с Вашингтоном записали в главные адвокаты режима майданщиков. Вот Жириновский считает, что Лондон – выбор неслучайный: «Всё повторяется – сценарий, когда англичане натравили Гитлера на СССР. Порошенко, конечно, не Гитлер, но он играет похожую роль».

Вслед за «патриотами» о скорой войне заговорили даже отечественные либералы

Михаил ХАЗИН, экономист:

– Войны, как правило, вызывают целые множества разных факторов, стечений обстоятельств и пр. То, о чём я скажу, лишь один штрих. Атака отечественных либералов на Путина началась осенью прошлого года и до сих пор идёт с нарастанием. Подозреваю, что имеет место некий заговор, направленный на смену руководства в нашей стране, в котором на стороне Запада участвует часть приватизационной элиты 90-х. Запад справедливо опасается, что у него возникнут проблемы, если заговор не осуществится. Подумайте сами, к чему либералы вдруг хором заголосили о войне? А потому, что им нужно заставить Путина воевать. И это станет финалом их атаки на президента. Такой у них план, иного нет.

Средства массовой информации сообщили о переносе посольства Парагвая из Тель-Авива в Иерусалим вслед за подобными действиями со стороны Соединенных Штатов и Гватемалы.

Как помирить власть и народ

А теперь, положа руку на сердце, признаемся сами себе: разве вся эта предвоенная истерия случилась не вовремя? То тут, то там «расчехляются» забуревшие от обилия жирной еды чиновники, советуя народу переходить на дешёвые «макарошки». Продавили пенсионную реформу, обложили налогом «самозанятых», «денег нет, но вы держитесь». Санкции, санкции, санкции. Народ начинает что-то подозревать, рейтинг власти опустился до рекордных 61% – ниже, кажется, не было давно. И тут из-за печки выходит сенатор Екатерина Лахова и публично умиляется тому, какими сплочёнными и покладистыми были в Великую Отечественную наши деды и бабки. Совпадение? Или рецепт успеха? Мы просто забыли, что было до «крымского консенсуса». Запруженную народом Болотную с либералами и Манежку с разозлёнными националистами. Грозный ропот полунищего народа (а сегодня по меньшей мере четверть страны живёт ниже уровня бедности). И нерешительность власти, неспособной противостоять вызовам. И как-то очень ко времени началась «крымская весна», и рейтинги власти немедленно улетели в запредельные выси, а националисты замирились с либералами, возрадовавшись тому, что «Крымнаш!», восславив при этом власть, вернувшую всем им надежду. Но «крымского консенсуса» хватило от силы на четыре года. И снова – ропот. И бурление пустых желудков вот-вот станет бурлением улиц. И громким, и неблагозвучным. И как тут не воспользоваться проверенным рецептом успеха?

Да, нас сплачивает общая радость. Полёт Гагарина в космос тому доказательство. Всенародное ликование по поводу воссоединения России и Крыма. Но куда теснее нас сплачивает общее горе. Горящие покрышки на Крещатике мы восприняли как свою собственную беду. Пока три украинских корыта плавали в районе Крымского моста, страна в едином порыве негодовала: и как они смеют, охальники?! Но как только наши пограничники перехватили инициативу (на что понадобилось каких-то то ли 7, то ли 11 часов – никто в Минобороны, как выяснилось, не осмелился отдать приказ, и ответственность в конечном итоге взял на себя командующий Черноморским флотом), страна радостно выдохнула, возрадовавшись победе. Молодцы пограничники, победили украинский флот! На время забыты и дешёвые «макарошки», и повышенный пенсионный возраст, и прочие обиды. Мы снова – вместе! А представляете, какое единение случится, если Россия всё-таки шарахнет по-настоящему в ответ на новую украинскую провокацию (кто бы сомневался, что за Киевом не заржавеет). Снова запредельные рейтинги, снова народ и власть едины! И ведь беспроигрышная игра – ведь не на Америку с Германией прём! Так неужто не одолеем?!

Так рассуждают в Москве, да и, пожалуй, во всей России. А у народных республик Донбасса имеются свои резоны повоевать всласть. За нового главу ДНР Дениса Пушилина народ проголосовал потому, что его попросила Москва. При этом Пушилин – надутый мыльный пузырь. А его предшественник, Александр Захарченко, был в первую очередь воином, как бы его ни критиковали за неудачное руководство республикой. Но ведь и Пушилин может стать воином – если выиграет битву-другую. Отчего же не попытаться, благо ресурсы кое-какие имеются. Всего и нужно воспользоваться очередной провокацией украинских военных, ввязаться в бой – и ты герой! Заманчиво! Как говорится, войны не хотел никто – война была неизбежной.