Подруга Хворостовского рассказала о его последнем концерте

0
64

Подруга Хворостовского рассказала о его последнем концерте

Одна их первых партнерш Дмитрия Хворостовского по сцене в оперном театре в Красноярске — народная артистка России Лариса Марзоева — помнит и дебютный выход мастера в родном городе, и их последнюю встречу. В годовщину смерти Хворостовского она рассказала РИА Новости об истории их дружбы и о его последнем концерте в родном Красноярске.

Выдающийся баритон Хворостовский скончался 22 ноября 2017 года в Лондоне на 56-м году жизни после продолжительной болезни. Капсула с частью его праха была захоронена в Москве, вторую капсулу поместили в основание мемориального комплекса рядом с Институтом искусств в Красноярске, который он закончил.

Зависть, успех и преданность сцене

В красноярский театр оперы и балета молодой Хворостовский пришел в 1982 году, студентом второго курса.

Сначала ему доставались незначительные роли, но именитые исполнители уже тогда видели — на сцене серьезный конкурент, рассказывает Марзоева. В творческой среде к нему относились по-разному — кто-то завидовал, открыто или за спиной, кто-то помогал. Но тогда, говорит она, еще никто, даже сам Дмитрий, не предполагал, что красноярский театр станет лишь для него стартовой площадкой.

Лариса Владимировна рассказывает, что с Хворостовским они подружились сразу. Первым их совместным выступлением стала опера Юлия Мейтуса «Молодая гвардия», где Хворостовский исполнял роль Ивана Земнухова, а Марзоева играла Любовь Шевцову.

Всего через несколько лет — после победы на международном конкурсе оперных певцов в британском Кардиффе в 1989 году — Хворостовский получил приглашения на лучшие мировые оперные сцены: в лондонский Ковент-гарден, миланский Ла Скала, нью-йоркский Метрополитен-опера, Венскую оперу, Мариинский театр.

А потом покинул Красноярск и переехал сначала в Москву, а потом в Лондон.

Мировая звезда

Лариса Марзоева осталась в Красноярске, где продолжала петь в оперном театре, а позже занялась преподавательской деятельностью. Хворостовский не переставал с ней общаться, он старался бывать в Красноярске так часто, как позволял напряженный гастрольный график, и каждый раз звонил и назначал встречу.

«Помню, в начале нулевых он приехал в январе. У меня как раз был бенефис, а у него концерт. Мы специально подгадали, чтобы Дима смог участвовать и в моем выступлении. Спели несколько дуэтов. Он был замечательным другом. Знаете, бывает – человек обретает славу и забывает тех, с кем общался. Дима таким не был. Мы встречались, переписывались по смс, электронке. До последнего, пока он еще мог. В каждый его приезд старались встретиться», — рассказывает Марзоева.

И добавляет, что Хворостовский, даже став мировой звездой, продолжал работать так же напряженно, как в молодости.

«Он был потрясающе работоспособным и преданным сцене, своему делу. Еще в молодости заметила – он отпоет партию и не уходит, стоит за кулисами. Остальная молодежь отработает и бежит в гримерку. А он стоит, слушает. Даже на репетициях иногда оставался, хотя это и не требовалось. Таким образом Дима учился профессии», — вспоминает собеседница.

«Слушайте Бастианини»

Сегодня Лариса Марзоева преподает в Красноярском институте искусств, который закончил Хворостовский. Скоро вуз назовут его именем. Студенты Марзоевой не раз встречались с мастером, а некоторые учились и учатся по его записям.

Сам Хворостовский, вспоминает Марзоева, был очень увлечен коллекционированием музыки.

«Помню, оказались в его московской квартире, еще до его переезда в Лондон, так там все полки – от потолка до пола уставлены СD. И ведь он не просто собирал. Он слушал. Он так учился. Как-то на встрече с ним и моими студентами выяснилось, что мои не вынимают из ушей наушники с его записями. А он им посоветовал слушать Бастианини (Этторе Бастианини — знаменитый итальянский баритон XX века)», — рассказывает Марзоева.

«После этого один из них с удивлением мне рассказывал, что Бастианини очень напоминает по манере исполнения Хворостовского», — продолжает она.

«Я должен быть в Красноярске»

В последний раз на красноярской сцене Хворостовский пел в начале июня 2017 года. Певец тогда уже был серьезно болен, у него была сломана ключица.

Марзоева говорит, что к тому моменту переписка их уже была краткой: Хворостовский отвечал односложно, все его силы уходили на борьбу с болезнью. Уже тогда были отменены его концерты в Вене и Москве. Но концерт в родном городе певец не отменил, написал Ларисе Владимировне: «Я должен быть в Красноярске».

«Это был последний концерт. И это было хорошее выступление. Да, не блестел голос, как мы привыкли, но пел он очень хорошо. Все плакали и приветствовали его стоя аплодисментами», — рассказывает Марзоева.

Тогда же состоялась их последняя встреча. Хворостовский тогда сказал ей, что у него отказала часть мозга, которая отвечает за речь и координацию. Марзоева пыталась успокоить его, говорила, что «это вернется», а он отвечал: «Уже нет». «Уже тогда я понимала, Дима прощается с нами», — говорит она.

При этом, рассказывает собеседница, у него были планы приехать в родной город в следующем году. «В последнюю встречу он сказал — а может, я еще поживу», — вспоминает Марзоева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя