Открытое письмо в СМИ Александра Филипповича Щукина и Ильдара Фуадовича Узбекова

0
33

О заказчиках и исполнителях

В редакцию «Версии» пришло открытое письмо, Александра Щукина и Ильдара Узбекова. В нём авторы вскрывают заказной характер ряда публикаций в СМИ. Громкое уголовное дело по АО «Разрез «Инский» подходит к суду, и противники семьи предпринимателя активизировались, чтобы внести смуту в стан защитников и родственников.

Сюжет: Версия защиты

Александр Филиппович Щукин и Ильдар Фуадович Узбеков полагают, что развернутая в отношении них информационная кампания, направленная на очернение честного имени и деловой репутации, по замыслу авторов должна была бы оказать влияние на решение суда. Объяснить свою позицию и помножить на ноль эффект от веера сомнительных публикаций уважаемые предпринятели согласились на сайте газеты независимых журналистских расследований «Версии».

Письмо

Сложная жизненная ситуация в нашей семье, когда один, главный, член семьи находится под следствием, стала поводом для провокаций и клеветы со стороны бывших партнеров и сотрудников. Последняя неделя оказалась особенно «урожайной» на явно «заказные» публикации, которые стали веерно распространяться в региональных средствах массовой информации.

Для нас совершенно очевидно, что эта клеветническая кампания направлена на очернение честного имени и деловой репутации, с одной стороны, и с целью оказать давление на следствие по делу А.Ф. Щукина, с другой стороны. Еще прослеживается жгучее желание внести раздор в нашу семью и скомпрометировать наших юристов и адвокатов, показавших свою эффективность в арбитражных и уголовных делах.

Особую пикантность ситуации добавляет тот факт, что часть этих дел связана с бывшим юристом, доверенным лицом А.Ф. Щукина, который попытался присвоить активы нашей семьи и к которому у нас есть претензии на миллиарды рублей.

Открытое письмо в СМИ Александра Филипповича Щукина и Ильдара Фуадовича Узбекова

Александр Щукин (справа)

Есть и временной фактор — кампания против нас развернута накануне передачи дела А.Ф. Щукина в суд. Авторы кампании из кожи лезут вон, чтобы выставить А.Ф. Щукина «марионеткой» в руках адвокатов. Я, Александр Филиппович Щукин, заявляю – все показания я давал добровольно, никого не оговаривал, ничьи роли не указывал – отвечал только за себя, и никогда с адвокатами мы не рассчитывали на смягчение меры пресечения, даже ходатайств об этом не подавали, понимая тяжесть предъявленного обвинения и резонансный характер дела.

Мы понимаем, что анонимная клевета в интернете – это судорожная реакция тех, кто обворовывал нашу семью, на жесткую и справедливую позицию судов и органов правосудия как в России, так и за рубежом. Материалы появляются в низкопробных сетевых изданиях — некоторые из них, как, например, агентство «Руспрес», ранее подвергались блокировкам со стороны «Роскомнадзора» за распространение клеветы и непроверенных сведений. Распространители клеветы работают настолько топорно, что перевирают даже фамилии — чего только стоит заголовок «Защита Александра Щукова оказалась с троянским вирусом Ильдара Узбекова» на сайте радио «Голос Балтии».

Открытое письмо в СМИ Александра Филипповича Щукина и Ильдара Фуадовича Узбекова

Почему это радио вдруг заинтересовалось делами нашей семьи, у которой интересы находятся в 4800 километрах от балтийского побережья, не сообщается.

Авторы сетевых статей, словно написанных под копирку, преследуют еще одну явную цель — настроить власти Кемеровской области и конкретно губернатора Амана Гумировича Тулеева против А.Ф. Щукина. Вероятно, в надежде на то, что раздраженный губернатор применит так называемый «административный ресурс».

Онлайн-СМИ напрямую обвинили нашу семью и лично Ильдара Фуадовича Узбекова в организации публикаций, направленных против А.Г. Тулеева. Для нас это оказалось полной неожиданностью, когда как остальная ложь в той или иной степени сопровождает наши корпоративные споры с бывшими партнерами уже несколько лет.

Правда, эффект неожиданности длился недолго. Элементарный контент-анализ показал банальную вещь: обе негативные кампании идут из одного источника, и мы точно знаем, что наша семья не является этим источником. Некоторые публикации против Тулеева и нашей семьи опубликованы на одних и тех же сайтах с разницей в три дня. Например, издание «Новая пресса» 13 февраля опубликовала статью «Аман Тулеев может попасть в санкционный список США», а через три дня – материал «Александра Щукина подставили его московские адвокаты и лондонский зять Ильдар Узбеков», в котором без обиняков написано, что «Ильдар Узбеков стоит за информационной атакой на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, цель которой — испугать главу администрации Кузбасса возможным включением в санкционные списки». Самое смешное то, что у обеих статей один автор — некий Алексей Фуголь. Хочется обратиться к автору: Алексей, вы в следующий раз используйте какой-нибудь псевдоним, а то глупо получается — сначала вы развернули «атаку» на губернатора, а потом обвинили в этом нас. И это не единственный случай. Территориально близкий к губернатору онлайн-ресурс из г. Киселевска Кемеровской области опубликовал с разницей в три дня две статьи — сначала «Аман Тулеев: после допроса — под санкции», потом «Ильдар Узбеков подставил Александра Щукина и Амана Тулеева». Список несуразностей можно продолжать. Совершенно очевидно, что опытнейший политик Аман Гумирович сделает те же выводы, что и мы. Если ему, конечно, доведется ознакомиться с этими интернет-нелепостями.

Тем не менее, и на эти нелепые обвинения ответят наши юристы. Клеветнические кампании против нашей семьи не останутся без ответа — мы будем добиваться привлечения заказчиков и исполнителей к уголовной и гражданской ответственности. На прошлой неделе мы подали иск на 10 миллионов рублей против «Независимой газеты» и ее главного редактора Константина Ремчукова за публикацию материала, который, на наш взгляд, имеет все признаки «заказного». На очереди ещё несколько десятков исков, в том числе к упомянутым СМИ. Это единственно возможный, на наш взгляд, способ бороться с клеветой и враньем в любых средствах массовой информации, независимо от статуса, федерального или регионального.