«Мрачные парни в моде»: М. Найт Шьямалан — о кино и расстройстве личности

0
16

"Мрачные парни в моде": М. Найт Шьямалан — о кино и расстройстве личности

Москву посетил голливудский режиссер М. Найт Шьямалан — создатель культовых мистических фильмов «Шестое чувство», «Знаки», «Повелитель стихий» и «Сплит». На фестивале Comic Con Russia он показал фанатам отрывок из своего нового фильма «Стекло», который выйдет в российский прокат в январе. В интервью РИА Новости режиссер рассказал о любимых супергероях, отношениях с Брюсом Уиллисом и расстройстве личности.

Мастер мистических триллеров, М. Найт Шьямалан несколько лет был в опале у критиков, но в прошлом году триумфально вернулся с психологической картиной «Сплит», собравшей почти 300 миллионов долларов в прокате при скромном бюджете в девять миллионов.

Фильм о человеке, страдающем множественным расстройством личности, стал своеобразным сиквелом к одной из самых известных лент Шьямалана — «Неуязвимый», где Брюс Уиллис и Сэмюэл Л. Джексон одними из первых в современном кино сыграли супергероя и суперзлодея. Следующая лента «Стекло» объединит сюжеты «Сплита» и «Неуязвимого», а также фанатские аудитории двух поколений.

О сиквеле и моде на мрачное кино

Вся эта история была написана в 1999 году, но просто не помещалась в один фильм. Я придумывал все больше и больше персонажей вокруг линии Кевина Крамба (главный герой «Сплита». — Прим. ред.) и решил, что это будет отдельная картина. Я вынул его из сценария «Неуязвимого» и оставил только Дэвида и Элайджу (персонажи «Неуязвимого». — Прим. ред.). Так что сиквел задумывался с самого начала, но из-за странной реакции на «Неуязвимого» я никак не мог снять «Сплит» тогда же.

«Неуязвимый» был слишком мрачным для зрителей. Люди говорили: «Что это такое вообще? Я ничего не понимаю, мне не нравится». Я был очень огорчен и осознавал, что сиквел получится еще более тяжелый.

В то время просто неприлично было снимать фильм про чувака, который подвергался насилию в детстве, потом похитил трех девушек и двоих вообще сожрал.

Ни за что в жизни люди бы не стали такое смотреть. Поэтому я держал сценарий в ящике, делал детское кино, маленькие независимые картины. Тем временем фильмы по комиксам становились все популярнее, а вкусы аудитории — все мрачнее.

О странных мрачных парнях

Когда я начинал, лидерами индустрии были Стивен Спилберг, Роберт Земекис, Рон Ховард. Кристофер Нолан и Дэвид Финчер держались где-то на отшибе, их считали «теми странными мрачными парнями». Теперь наоборот — они в центре внимания, и я могу удовлетворить свой вкус к мрачным историям.

Мы с аудиторией просто потеряли друг друга на какое-то время, а сейчас обрели снова.

О расстройстве личности

Я работал с одним из трех ведущих психиатров в США. Она как раз занимается экспертизой для уголовных дел — определяет, действительно ли человек страдает расстройством личности или симулирует. Хотя я снимал художественный фильм, нужно быть очень деликатными с этой темой. Я читал много специальной литературы и исследований. За те двадцать лет, что я готовился к сиквелу, появилось больше научной информации, которая просто потрясает.

Например, был случай, когда сознание человека разделилось на две личности.

Одна — строгий военный, приучивший свою собаку сидеть на пороге гостиной, но никогда не переступать за него. А вторая — маленький мальчик. Когда происходит смена личности, визуально это почти незаметно, человек просто немного меняет осанку, но собака в ту же секунду переступает порог, потому что чувствует: вернулся ее маленький хозяин, а строгий военный ушел.

Потрясающие вещи происходят и на физическом уровне. У одной личности может быть диабет, а у двадцати других, живущих в сознании того же самого человека, диабета не будет.

Тесты это подтверждают, у пациента в прямом смысле меняется химический состав крови. Это самый экстремальный эффект плацебо, который можно представить.

О Брюсе Уиллисе и Сэмюэле Л. Джексоне

Когда мы начинали работать вместе, мне было за двадцать, а им на 20 лет больше. У меня с ними были отношения как с отцом или старшим братом. Все эти годы они хотели сняться в сиквеле и каждый раз, когда мы виделись, спрашивали: «Когда уже?» Я старался избегать вопроса, пока наконец не дописал сценарий. Тогда позвонил им обоим. Они были очень рады.

Я впервые писал сценарий, держа в уме, что мне нужны именно эти люди. В «Сплите» я мог выбрать на кастинге кого угодно, это необязательно должен был быть Джеймс Макэвой. А здесь должны были играть именно Брюс и Сэмюэл, иначе я просто потратил бы впустую восемь месяцев работы над сценарием. Я находился в очень уязвимой позиции, но они не просто не воспользовались этим, но и проявили невероятное великодушие.

О любимом супергерое

Мне кажется, что лучше всего получился первый «Железный человек» с Робертом Дауни-младшим. Там взяли очень правильный тон. Когда думаешь о современных супергероях, понимаешь, что им нужно до определенной степени быть антигероями. Недостаточно просто быть хорошим парнем. Тони Старк (персонаж «Железного человека». — Прим. ред.) или Джек Воробей («Пираты Карибского моря». — Прим. ред.) и даже Джокер в исполнении Хита Леджера обладают этим темным обаянием, когда смотришь и думаешь: «Хотел бы я быть таким».

Мне нравятся подобные приземленные герои. Они выражают наше недовольство ходом вещей и высказывают то, что у нас на уме. Может, они не умеют летать или стрелять лазерами из глаз, но они ближе зрителю, ведь и мать способна поднять машину, упавшую на ее ребенка.

О гиках и комиксах

Я хотел бы вернуться в прошлое и поговорить с молодым собой, когда сидел в депрессии на диване и переживал, что «Гринч» обогнал «Неуязвимого» по кассовым сборам. Критики не понимали, что за фильм я снял, и киностудия не подавала его как комикс, потому что в то время никто не думал, что фильмы по комиксам кто-то будет смотреть.

Я помню разговор с маркетинговым отделом киностудии — они считали, что нельзя употреблять слово «комикс», потому что оно рассчитано на очень узкую аудиторию «гиков, которые ходят на эти фестивали».

Решили продавать фильм как простой триллер с интригой «выживет или нет Брюс Уиллис после аварии». Хотя «Неуязвимый» совсем не про то. Это было очень странное время для меня. А сейчас фильмы по комиксам вообще единственное, что можно снимать (смеется).