Как рабочие в СССР возмущались зарплатами чиновников

0
23

«Хотели бы возврата к скромности»

Россия продолжает оставаться в числе стран, демонстрирующих наибольшее социальное неравенство. По данным министра труда Максима Топилина, соотношение между зарплатами 10% самых богатых россиян и 10% самых бедных достигло показателя 1 к 15. Такой гигантский разрыв в доходах небезосновательно вызывает критику в отношении власти, при этом, как правило, звучит аргумент – мол, в Советском Союзе подобного не было и не могло быть.

Однако история свидетельствует, что 60 лет назад граждан СССР возмущало ровно то же самое.

Придя к власти, большевики обещали раз и навсегда покончить с царившим в стране социальным неравенством, благодаря чему, собственно, и смогли мобилизовать под свои знамёна возмущённые массы. В принципе равнять доходы и уровень жизни всех представителей нового социалистического общества власти не собирались – это должно было произойти с наступлением коммунизма. Тем не менее Владимир Ленин, будучи убеждённым в том, что большевики должны быть во всём примером, провозгласил: «Товарищи, освобождённые от физического труда, должны получать вдвое больше квалифицированного рабочего – не более». В результате декретом от 23 июня 1921 года было установлено, что заработная плата ответственных совработников не может превышать более чем в полтора раза размер среднего заработка на предприятии или в учреждении, в котором трудятся означенные «товарищи». Тем же декретом им запрещалось иметь заработки на стороне.

Явление получило название «партмаксимум», поскольку требование декрета распространялось лишь на членов ВКП (б). Однако это моментально привело к новому неравенству – только уже с обратным знаком. Теперь директор завода, будучи коммунистом, получал 300 рублей, а главный инженер без партбилета – 700–800. Естественно, всё это не могло не вызывать недовольства в среде «товарищей» – убеждения убеждениями, но семьи кормить на что-то надо. Потому в Москву потоком летели письма с жалобами: «Получаемого жалованья не хватает, приходится голодать». Вскоре «наверху» поняли, что ленинский принцип грозит опасностью потерять верную номенклатуру, на которую опирается любая государственная власть.

В результате служащим предоставили льготы в виде служебного жилья, медобслуживания и т.д. К концу 20-х годов от «партмаксимума» потихоньку стали отказываться, в 1932-м секретным декретом он был ликвидирован вовсе.

Как рабочие в СССР возмущались зарплатами чиновников

«Коммунисты ждут, что будет наведён порядок»

Официально, впрочем, советские чиновники по-прежнему получали, как все. Однако кроме оклада существовали ещё и разнообразные доплаты, получаемые в конвертах и составлявшие 100, а то и более процентов от жалованья. Во многом благодаря этому даже официальная зарплата Сталина выглядела весьма скромно. Сам вождь рассматривал подобную схему обеспечения как способ сохранить ленинский завет и одновременно отвратить служащих от воровства и получения взяток. Впрочем, панацеей от коррупции эта мера всё равно не стала.

Тем не менее народ если и роптал, то про себя. Во-первых, сперва индустриализация, а затем война и вызванная ею разруха сами собой давали ответ на вопрос, почему жить приходится в землянке и экономить на всём. Во-вторых, лишнее слово могло стать последним. Плотину молчания прорвало лишь после прихода Хрущёва.

Основы советской индустриализации заложили заокеанские гастарбайтеры

В ноябре 1954 года завотделом писем главного печатного органа страны газеты «Правда» направил в правительство секретную сводку. В ней приводились примеры того, как граждане СССР возмущаются всё более нарастающим социальным неравенством и нарушением ленинского завета «оплаты по труду». «Следует задуматься над тем, правильно ли положение, когда существует огромная разница между зарплатой большого количества рабочих и непомерно раздутой, роскошной зарплатой «высших» работников промышленности и административного аппарата. Амплитуда от 210 рублей в месяц до 18–20 тыс. недопустима. Это отклонение от ленинских принципов», – писал М. Чёрный. «В настоящее время существует большая разница в оплате работников умственного труда высших квалификаций и работников физического малоквалифицированного труда. Разница выражается отношением 1:72, 1:48. Нужно, чтобы разница в зарплате колебалась примерно в пределах 1:5, 1:4», – возмущался бывший учитель Г. Нежданов. «Коммунисты ждут, что будет наведён порядок. Народ хочет, чтобы новые «миллионщики» были превращены в советских людей, чтобы не было перерождения», – обращался в газету москвич Сосновский.

У недовольства были причины. В 1955 году начальник Центрального статуправления Владимир Старовский составил секретную справку о размере зарплат в стране. Согласно его данным, свыше 42% трудящихся получали в месяц меньше 500 рублей – менее среднемесячной зарплаты. Тех, чей месячный доход составлял от 2000 рублей и выше, в стране насчитывалось лишь 2% – 900 тыс. человек.

«Занимают квартиры по 100–200 квадратных метров»

В целом возмущение народа вызывали не столько высокие начальственные зарплаты, точного размера которых многие не представляли, сколько демонстрируемый теми высокий уровень жизни. «Мне до сих пор не ясно, каким образом мы подойдём к коммунизму, если в нашем социалистическом хозяйстве такая огромная разница в заработной плате между рабочими и руководящими работниками, – писал рабочий завода «Бежецксельмаш» И. Крылов. – Лица, получающие большую зарплату, пользуясь своим служебным положением, занимают квартиры по 100–200 квадратных метров. В дома отдыха, санатории и курорты в преобладающем большинстве едут те, у кого большие оклады, а не те, кому бы следовало отдохнуть и подлечиться. Мы растим поколение строителей коммунизма, но дети наши воспитываются в разных условиях. В одной семье ребёнку негде учить уроки, а в другой – дети ни в чём не видят нужды и ходят с малых лет в дорогих платьях».

«Всем, даже маленьким руководящим работникам, предоставлен легковой автотранспорт для служебных поездок, а используется для поездки жён на базар, для подвозки руководящих товарищей на работу и с работы – он, как мы, не может пешком или в трамвае?» – негодовал полтавчанин Шерстюк. «Зачем не преследуется использование автомашин для личных, бытовых целей ответственными работниками и членами его семьи? Почему не рассматривать поездки на служебных машинах на охоту, рыбную ловлю и т.д. как кражу социалистической собственности? Зачем превращать шофёров в прислугу?» – спрашивал В. Зыкин из Сыктывкара.

При этом объектами недовольства становились не только чиновники и руководители предприятий, но и приближенные к власти артисты, писатели и учёные, также жившие на широкую ногу.

«У нас есть твёрдые минимумы в оплате труда различных категорий. Но у нас нет твёрдого максимума в оплате труда ряда высоких категорий, а именно: писатели, художники, артисты и другие деятели искусства, личные доходы которых на фоне общего жизненного уровня народа при социализме стали настолько резко отличаться, что о ряде наших известных и уважаемых писателей в народе стали ходить разговоры и даже анекдоты», – писал в «Правду» студент МГУ Ю. Иванов. «За последнее время наряду с подлинными учёными появилось много так называемых кандидатов и докторов всяких наук, сумевших получить эти звания не по своим делам, а по умению обделывать дела. Я считаю, что надо организовать комиссии для проверки всех кандидатов и докторов наук, чтобы с позором лишить этих почётных званий людей, не давших реальной пользы государству. Хватит издеваться над наукой», – призывал К. Губиев из Еревана.

Вряд ли одна лишь «Правда» сообщала о настроениях среди граждан – скорее всего подобные сигналы шли из более компетентных источников, поскольку в октябре 1955 года Никита Хрущёв направил в Президиум ЦК КПСС записку, в которой обращал внимание на имеющие место проблемы. В числе прочего предлагалось в течение пяти лет повысить зарплату рабочих на 30%, а также улучшить систему пенсионного и жилищного обеспечения. Однако на всё это требовались огромные деньги. Изыскать их Хрущёв предложил за счёт средств, предусмотренных на снижение розничных цен. Таким образом, граждане в чём-то всё равно проигрывали. Тем не менее в последующие годы были приняты постановления о повышении зарплат низкооплачиваемым рабочим и служащим, о развитии детских дошкольных учреждений, а также закон о государственных пенсиях. Благодаря этому материальное положение простых граждан несколько улучшилось, но на большее денег не хватило. Что же касается призывов умерить аппетиты руководства, то всё осталось по-прежнему.