Буденновск — 17 июня 1995 года

0
534

17 июня 1995 года. В этот день осуществлялась операция по освобождению заложников в городской больнице Буденовска.

С того трагического дня прошло уже много времени. За этот период было многое сказано и написано. Поэтому не вижу смысла в тысячный раз пересказывать одну и ту же историю. Могу лишь сказать, то что не могу согласиться со всеми фактами, которые стали известны со слов очевидцев.

Поэтому поделюсь с вами, каким этот штурм увидел я в то время, будучи старшим лейтенантом Сергеем Милицким. Исходя из моего опыта службы в отряде «Альфа» и в других подразделениях органов безопасности, могу с уверенностью сказать – только очень подготовленный солдат, ведя бой, выполняя поставленную перед ним задачу, может точно рассказать о своих действиях.

…На тот момент мне было 26 лет. И за спиной, к сожалению, а может быть и к счастью, не было ни малейшего боевого опыта. Тем не менее, в свои 26 я уже успел отслужить 4 года в отряде «Альфа». И за это время мы практиковались на различных учебных мероприятиях. А вот в настоящем бою никто из юных бойцов включая меня не был. В тот день 15 июня у нас был запланирован отдых с шашлыкам. Но запланированный уикенд пришлось отложить, так как поступил сигнал тревоги. Из первоначальной информации было известно, что где-то на Северном Кавказе террористами захвачен город. В тот же день мы оперативно прибыли в аэропорт и уже в полете приводили свое оружие в боевую готовность. Перелет был длительным, поэтому удалось немного поспать.

В Буденовск прилетели поздно ночью. На месте боевой точки нами были установлены посты наблюдения со сменным дежурством. После чего стали разрабатывать план штурма, несмотря на то, что в успех штурма мало кто верил.

Вечером 16 июня наконец то удалось поспать на кровати. Но мой отдых прервался ранним утром, когда нас разбудили с оповещением о начале операции штурма. Не смотря на напряженность ситуации, все вели себя спокойно. Наше хладнокровие выражалось в неспешном сборе и наличии оптимистичного настроения. Кто-то даже предложил выпить водки. Я от «наркомовских» отказался. Все же, в тот стрессовый момент меня охватило чувство тревоги. Тогда я снял свои наручные часы и протянул их своему сослуживцу со словами, если со мной что-то случится — отдай их сыну. Потом забрал, и неробко произнес — не надо сам подарю.

Далее нас собрали на построение, где мы получили дальнейшие приказы. На общем сборе мне показалось странным, что у солдат внутренних войск в амуниции были гранатометы и РГД. Такое снаряжение, как правило, предназначается для общевойскового боя.

После построения нас посадили в автобусы, на которых мы отправились к объекту захвата. Недоезжая до горячей точки, нас высадили, и мы уже шли пешком друг за другом. Звуки и вспышки от перестрелки отчетливо проявлялись еще задолго до того, как мы достигли территории больницы. Через какое-то время мы встретились с отрядом Михайлова А.В., по которому и велся вражеский огонь. Поставленные перед нами задачи были смутными для меня. И я лишь интуитивно понимал, что нашему отряду необходимо пробраться к больнице через гаражи. Но это было не важно, так как работая в команде, ты только слушаешь и доверяешь приказам своего командира. Командиром у нас был полковник Демин Ю.В.

У меня в напарниках был Сергей Савчук, с которым мы проникли во двор гаражей через вырез в сетке рабице. По четко слышимым автоматным очередям были понятно, что ожесточенная перестрелка где-то рядом. Но нам удалось быстро и незаметно подкрасться к стенам больницы.

Казалось бы, все идет по плану. Но увы в нашей команде первое ранение. Был ранен Федор Литвинчук из головного дозора. К тому же его эвакуация была невозможно, так как отряд находился под шквальным огнем. Тем не менее, у меня в голове пробежала позитивная мысль на этот счет. А именно я подумал, что Федору в какой-то степени повезло. Бой только начался, а он уже не может участвовать в нем. Подобная мысль в тот момент, думаю, посетила не только меня.

Через какое-то время к нам с Савчуком подтянулось еще трое бойцов Ю.В. Демин В.Корольков и А.Христофоров. В итоге у стен больницы нас было пятеро. Помню в рации раздался голос Володи Соловова, который произнес «…все руке конец». Оказалось, он прикрывал проход нашей группы к больнице. До Соловова было метров тридцать, поэтому, чтобы помочь ему выйти из-под обстрела, я бросил в его сторону две дымовые шашки. Но, несмотря на плотный дым обстрел не прекращался и был очень активным. Поэтому мы не смогли спасти Вову.

Задача, которая была возложена на нас, заключалась в отвлечении внимания террористов от штурмующих здание спецназовцев. Отвлекающий маневр заключался в хаотичном обстреле около оконного пространства. Также по возможности надо было проникнуть в здание. Для выполнения боевой задачи мы поочередно выглядывали из-за угла и вели огонь по головному корпусу. Который находился от нас примерно на дистанции две сотни метров. Срабатываение хитрого плана не заставило себя долго ждать. Нам удалось привлечь внимание нескольких боевиков, которые вскоре открыли мощный огонь по нам.

Проникнуть в здание нам пока не удавалось. Даже не смотря на то что мы находились у двери в больницу. Открыть ее было проблематично. Так как с внутренней стороны она была чем то завалена. Но все же наши попытки попасть в здание слишком беспокоили террористов потому что практически весь обстрел переключился на нас. Выстрелы в наш адрес доносились практически со всех этажей больницы. Нашим спасением была «мертвая зона» в которой мы находились. И пули в нас физически не могли попасть. Но все же плотность огня была высокая. И в тот момент, когда я высунулся из-за угла и приготовился стрелять меня ранило рикошетом в бедро. Рана была не серьезная поэтому боли я практически не чувствовал.

В тот момент, когда стрельба усилилась с верхних этажей. Демин подбросил вверх гранату которая на время успокоила активность боевиков. Но была опасение того что боевики могут нас забросать гранатами. Поэтому мы попросили прикрыть верхние этажи снайперами.

Наши опасения оправдались. Сверху стали на нас бросать гранаты. Одна из них как мне показалось прилетела откуда то сбоку. И почувствовал что-то попало в глаз. Демин обратился ко мне и сказал: «Сереж дай посмотрю». Он смотрел на мое лицо и его взгляд никогда не забуду. Первую помощь мне оказывали не снимая каску. Ситуация не утихала и гранаты продолжали падать на нас. Мы прижались к стене, и вся надежда была на бронежилеты которые хоть как-то прикрывали наши тела. Но это не спасало. Один удар и моя правая рука подлетела. «Да уж повоевали» промелькнуло у меня в голове. «Нет глаза и нет руки». Но пошевелив пальцами я понял, что рука почти в норме.

Надо было отступать.

Юрий Викторович спросил нас «Вы готовы?»

Я ответил: Да! Только дайте команду. Без команды не побегу.

— Три два один – побежали!

И мы с Христофоровым побежали, но пули летят быстрее. И примерно за двадцать метров до укрытия они нас достигли. Дальнейший свой путь к точке эвакуации мы заканчивали на четвереньках. Тогда ребята помогли нам и за руки затащили за ворота.

Так закончился для нас бой.

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя