Операция отчаяния: куда катится наша медицина?

0
21

Операция отчаяния: куда катится наша медицина?

Несколько дней назад умер мой близкий друг. Военный переводчик (фарси, дари, пушту), востоковед, полковник, провоевал в Афганистане в общей сложности более  пяти лет, ходил в глубинные рейды за информацией для войск. Здоровенный весельчак, оптимист, душа любой компании, которому внешне никогда нельзя было дать его 71 год. В знаменитом Склифе запущенную, не замеченную или проигнорированную всеми предшествующими достаточно высокими медицинскими инстанциями (как ветеран он проходил диспансеризацию сравнительно регулярно) аневризму аорты прооперировали от безнадежности.

Смертность снижают ластиком

Есть в медицине такое понятие: «операции отчаяния». Это когда понимаешь, что без вмешательства пациент умрет скоро, но хоть ничтожный шанс спасти есть. На этот раз шанса не оказалось, хотя хирурги Склифа сделали все, что могли, взявшись за операцию, которую по необъяснимым причинам никто не сделал много лет назад (такие заболевания исподволь развиваются годами). Необъяснимым? Есть повод разобраться с этим «необъяснимым».

В понедельник премьер Медведев заявил, что в регионах статистика по смертности намеренно искажается, чтобы уложиться в целевые показатели. То есть, проблема снижения смертности, борьбы с наиболее часто убивающими людей болезнями решается не обучением медиков, внедрениями новых технологий, а при помощи ластика и карандаша — так проще.

Недавно, в августе, мы с коллегами отмечали 40-летие окончания института. Говорили о семьях, внуках — ну как без этого. Но тут же срывались на катастрофическое положение дел в медицине, вызванное далеко не только нехваткой медикаментов, старостью и изношенностью оборудования. Из российской медицины изъята личность врача, медсестры как субъекта здравоохранения. Вот в чем главная проблема. Ее Величество Система не терпит ни малейшего проявления личности, самостоятельности, самодостаточности, она перемалывает медиков в безликую серую массу и исторгает из себя любого, кто посмеет заявить о себе как о личности. Вот к какому выводу мы пришли. В этом причины волн массового увольнения медиков — то на Урале, то в знаменитом онкоцентре им. Блохина.

Там, в СССР…

Система, загоняющая медиков в клетку инструкций, выжигает у врача всякую мотивацию к традиционной клинической работе — тому, что в наши времена считалось альфой и омегой медицины. Зарплаты медиков и в СССР были маленькими, жить на них было очень трудно. Инструкции (приказы, методические рекомендации) тоже были. Записи в историях болезни тоже отнимали много времени. Но! Объясните мне, почему сейчас врач, у которого в руках компьютер, а не шариковая ручка, тратит на записи в амбулаторной карте времени больше, чем мы 40 лет назад? А это так, нам есть с чем сравнивать. Мы старались следовать методичкам, но схемы лечения черпали в монографиях и медицинских журналах, остальное по ситуации додумывали сами и никто нас за это не терроризировал, хотя обсуждения на пятиминутках бывали жесткие.

Мы рисковали и вытаскивали безнадежных больных в сельских больницах, применяли антикоагулянты и
фибринолитики при самом примитивном визуальном контроле свертываемости (капля крови на стеклышке), корректировали кислотно-основной баланс больных, находящихся в коме, без лабораторного контроля (где его там взять?!), ориентируясь на клинику, проводили инвазивные манипуляции на грани риска, но получали результат, и люди оставались живы.

Рискнешь — под статью попадешь

Сейчас я понимаю, что в нынешнее время наши врачебные карьеры закончились бы на первом же подобном случае. И закончились бы для нас плохо, даже выздоровление безнадежных больных не спасло — все получили бы по своей статье УК. Не станет сейчас врач рисковать, куда безопаснее следовать стандарту и
инструкции — сделай все по бумажке и останешься цел. Но, если роль медика в паре врач-пациент сведена к роли цирюльника (да простят меня они, ну или не простят), то и получите пресловутую «услугу» вместо
медицинской помощи! Что, не нравится? Всюду, где есть страховая медицина, «золотая середина» между рыночными отношениями и отношениями врач-пациент давно найдена. Примеры — Израиль, Германия, куда рвутся на лечение все наши толстосумы, депутаты, чиновники. К слову сказать, израильское «медицинское чудо» во многом создано руками советских врачей-репатриантов, среди моих однокурсников тоже есть такие, ставшие уже руководителями клиник и сейчас со стороны поражающиеся бардаком (прежде всего — организационным!) в российской медицине.

Разовые удачные решения не меняют дел. Здорово, что астраханцам удалось вернуть в систему Федора Орлова. Я горжусь нашим журналистским сообществом, которое во время первой же встречи с губернатором Игорем Бабушкиным в июне дружно возмутилось увольнением Ф. Орлова с должности главного врача больницы им. Кирова. Мы были услышаны и адекватный человек был возвращен в систему. Но Система-то осталась прежней!

Непечатные аналоги

С требованием Медведева перестать врать с медицинской статистикой очень точно перекликается заключение Счетной палаты РФ по проекту закона о бюджете на 2020-22 г. Цитата: «Указом № 204 определена задача обеспечить повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году — до 80 лет). При этом в проекте паспорта госпрограммы «Развитие здравоохранения», паспортах национальных проектов «Демография» и «Здравоохранение» указанная задача не нашла отражения». Ну да, врать стыдно, лучше промолчать, что никакие 78 лет нам не угрожают, средняя продолжительность жизни сейчас менее 73 лет и она скорее будет падать при такой экологии и медицине, чем расти, в лучшем случае — топтаться на месте. Депопуляция идет в 69 регионах РФ из 85. Запланированный кратковременный — всего на 2020 год — прирост расходов на медицину проблем не решит. Западное оборудование, закупленное в больницы в «тучные нулевые», уже изношено и выходит из эксплуатации, отечественные аналоги ни в какое сравнение
по качеству не идут (это по непечатным отзывам коллег — однокурсники просто срывались на крик). А первичное звено — поликлиники, где, собственно и решается судьба ранней диагностики смертельных заболеваний — онкологии, сосудистых — вообще из реформы «нулевых» выпало.

Вернуть врача пациенту

Ощущение, что амбулаторно-поликлиническая помощь сейчас хуже, чем она была во времена нашей практики, и менее доступна. Сам попытался для эксперимента записаться к офтальмологу — эпопея достойна отдельной статьи. Зато платно —  плиз, хоть сейчас. Но никакой гарантии, что платная медицинская помощь будет лучше бесплатной нет в помине. Заклинания и разовые вливания медицине не помогут. Россия так и останется в конце первой сотни стран и по доле ВВП, направляемой на медицину, и по ожидаемой продолжительности жизни.

Понимаю, что многие из нас испытывают гордость от того, что наши войска входят в какой-то там Манбидж, из которого уходят американцы — ура! Мы победили. Но только не надо забывать, что оборотная сторона наших побед «там» — это и убитая медицина «здесь», это сборы через социальные сети денег на лечение на Западе умирающих «здесь» детей. И то и то совместить пока не удается. Может следует выбрать? И вернуть пациенту врача-лекаря?

Источник: kaspyinfo.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя